«Собачье сердце» как отражение реальности

Для того чтобы понять, что движет человеком, что влияет на его мысли и поступки, необходимо понять, как и под влиянием чего формировалось его мировоззрение. Сказать, что мусульманин руководствуется в своей жизни исключительно Кораном и Сунной — всё равно что просто выразить мечту, некий идеал. В жизни всё несколько иначе, к сожалению.

Человек — это набор штампов и стереотипов, вложенных в него с самого детства, и зачастую эти установки действуют на уровне подсознания. Многие свои поступки люди совершают без осмысления, по привычке. Но откуда они взялись, эти привычки? Не просто же так. Кто-то вложил их в наши головы. Литература, кинематограф, компьютерные игры — всё играет свою роль. Причем порой человек и не подозревает, куда именно его подталкивают. Ведь одну и ту же мысль можно трактовать совершенно по-разному, в зависимости от пристрастий подающего.

Для иллюстрации сказанного давайте рассмотрим произведение, под влиянием которого вольно или невольно оказалось большинство советских людей. Это история о том, как «научными методами» из собаки «сделали» человека и что из этого вышло. Это размышления о последствиях революции в России и разделении людей на «хороших» и «плохих». Конечно же, речь идёт о повести Михаила Булгакова «Собачье сердце».

Как ни странно, в народе гораздо более известен одноименный фильм, появившийся на советских телеэкранах в 1988 году и сразу же обретший невероятную популярность. Даже те, которые не смотрели его, скорее всего, тоже наслышаны про Шарикова, профессора Преображенского и Швондера. Фильм буквально растащили на цитаты, а фразы вроде «взять всё и поделить», «котов душили, душили» давно стали мемами. Как и многие кадры, которые широко используются в интернете.

Однако Владимир Бортко не был первым, кто осуществил экранизацию жизни «милейшего пса» (с). Итальянец Альберто Латтуада снял Cuore di cane, свою версию «Собачьего сердца», на двенадцать лет раньше. Правда, там главный герой, почему-то, не Шариков, а Бобиков, но сути это не меняет. Всё по Булгакову, и фильмы получились похожими настолько, что Бортко даже в плагиате обвиняли. Совершенно напрасно, с моей точки зрения. Источник-то один. Но при этом две картины кардинально отличаются по своей идее, посылу. Вот об этом и хотелось бы поговорить.

Итак, есть три версии приключений Шарика в стране победившего пролетариата. Есть сама повесть М. Булгакова, написанная в 1925 г. и впервые опубликованная во Франкфурте в 1968 г. В СССР она была опубликована лишь в 1987 г., спустя 47 лет после смерти автора. А кроме того, есть фильмы А. Латтуада (1976) и В. Бортко(1988). Рассмотрим их в обратном порядке.

У Бортко «хорошие» — это учёные, и самый хороший — профессор Преображенский. Добрый, ранимый и безупречно воспитанный. Ему ассистирует верный ученик, нежный, но сильный доктор Борменталь. К ним прилагаются Зина с Дарьей Петровной, к которым «нет недоверия». Периодически на орбите появляется дворник. Вообще, сословное (по сути кастовое) деление в фильме сквозит и, прямо-таки, навязывается.

«Плохие», соответственно — революционеры. Но не все и не до конца. Скажем, высокий большевистский чиновник Петр Александрович, которого, кстати, сделали грузином, а-ля Сталин, вполне ничего себе мужчина. Но есть в фильме и абсолютно плохой персонаж — Клим Чугункин. Тот самый пролетарий, с которым скрестили Шарика. Трижды судимый, пьяница, образцовый люмпен, изначально неспособный ни на что хорошее.

Но и среди высших каст тоже есть негодяи. В первую очередь, это карикатурно-инфернальный еврей Швондер, осиянный портретом Троцкого. Именно он из блохастого и тупоголового, но в целом безвредного получеловека Шарикова воспитывает изворотливого и безжалостного интригана. Впрочем, на свою голову. Именно Швондер выпускает пролетария из научной клетки на волю, чтобы перехватить контроль над новым существом. И тот перестает «молчать и слушать» людей «с университетским образованием». В результате мерзопакостная пролетарская сущность Чугункина берёт верх над наивной животной простотой Шарика, порождая Полиграфа Полиграфовича — хтоническое чудовище.

Надо отдать должное, фильм снят очень добротно, придраться можно буквально к единичным сценам. Бортко, как глубоко советскому человеку, простительно, что Преображенский кормит собаку с вилки, а потом этой же вилкой ест сам. Ну, что тут поделаешь. Сущность же не спрячешь. Зато аллюзии на Жеглова из “Место встречи изменить нельзя“ ну очень в тему. Но это не главное.

Главное, что Толоконников (Шариков) с Евстигнеевым (Преображенский) сыграли просто гениально. Они не дали советским людям ни единого шанса воспринять героев Булгакова хоть как-то иначе. В фильме все образцово-лубочное, чёрно-белое, не допускающее разночтений. Образы Преображенского и Шарикова настолько сильны, что и оригинальный текст Булгакова не перебивает созданного впечатления. Даже совершенно потрясающая, прямо-таки библейского накала сцена, когда Шариков при свете свечи смотрит на себя в зеркало, проходит мимо зрителя, не достигая результата.

Ещё и Борменталь нарочито рыцарственен. Вся эта тема с возвышенным служением прекрасной даме в кинотеатре, кстати, отсутствующая в оригинале, запущена именно для этого. Показать всю высоту отношений, которые оборачиваются, о ужас, коварным похищением дамы чудовищем, «на колчаковских фронтах раненым», и дальнейшим её спасением. После этого недостойным мыслям просто не на что опереться. И так далее и тому подобное.

Так прочитал Булгакова Бортко.

Совсем другой посыл у евросоциалиста Латтуада. По сути, итальянцы сняли фильм про отношение к женщинам. Главная героиня у них — это служанка Зина, вокруг обладания которой и закручена, по большому счету, вся история. Например, основное место в отображении «богатого духовного мира» Бобикова занимает облизывание ног Прекрасной Дамы™. Да и профессор — тот ещё фрукт. Про сцену в ванной я скромно умолчу.

При этом Макс фон Сюдов в роли Преображенского весьма точен, и Марио Адорф хорош в роли Борменталя. Подчеркнуто нееврейский Швондер тоже интересен. Вадим Гловна сыграл его очень русским. Но главное не в этом. Главное — кто «плохие». У итальянцев это — профессор с доктором.

Преображенский с Борменталем — безжалостные, высокомерные негодяи. Они ставят евгенические эксперименты и готовы на любые издевательства над животными и людьми ради удовлетворения своих амбиций и извращенных фантазий. Бессемейные и бездетные, они возвысились над человечеством, любя только себя в своей науке.

Другое дело Бобиков. Неуклюжий, невоспитанный, но искренний и открытый, он учится и растёт, пытаясь вырваться из клетки, где его, уже человека, держат надменные учёные, желающие оставить Бобикова на уровне собаки, бездумно преданной хозяину. Преображенский здесь — чистейшей воды фашист, доктор Менгеле, что выращивает идеального раба, и очень злится, когда его гомункулус выходит из-под контроля.

Кстати, влияние Булгакова явно прослеживается в трактовке Милошем Форманом образа Макмёрфи из «Пролетая над гнездом кукушки». По сути, Джек Николсон прекрасно сыграл именно Бобикова. Но это к слову.

Надо отметить, что Бобиков не одинок. У него есть защитник. Революционер и поборник справедливости Швондер. Он всячески разоблачает сущность «врачей-убийц», но, к несчастью, не добивается успеха. Дьявольски настырные и абсолютно беспринципные Преображенский и Борменталь добиваются своего, вернув Бобикова в собачьи формы и повергнув Зину™ в печаль. Финита.

Так что же получается? Какой фильм лучше? Да всё просто. Смотрите оба фильма. Удивляйтесь мастерству режиссеров, наслаждайтесь игрой артистов и операторской работой. Но не берите оттуда смысл. Смысл — он у Булгакова. Латтуада и Бортко ухудшили его в разы, показав всё исключительно в чёрно-белых тонах, дав однобокую и тенденциозную трактовку, каждый свою и по отношению к исходному тексту неверную.

Булгаков же с невероятной точностью показал борьбу двух сатанинских направлений общественной мысли за властвование над «простым народом». Что Преображенский, что Швондер играют в Бога, пытаясь создать новую сущность из подручных материалов, экспериментируя над неразумными, низшими, по их мнению, существами, под которыми явно имеется в виду весь народ, за исключением собственно сектантов и их приспешников. Оба они – паразиты, питающиеся соками людей и борющиеся между собой за право диктовать им свою волю. Это столкновение плохого с мерзким, которое по определению не может закончиться чем-либо хорошим, и является основным смыслом гениального произведения Булгакова.

Человек, обуянный гордыней, терпит поражение в попытке уподобиться Творцу. Именно эту обреченность показал Булгаков в “Собачьем сердце“. Но на этой констатации он остановился, не указав путь к Истине. Потому что сам не шел по нему. ПОТОМУ ЧТО НЕ БЫЛ МУСУЛЬМАНИНОМ.

Автор: Тимур Шангареев

Мир вам и милость Всевышнего.
Поддержите наш сайт посильной помощью!

Пророк (мир ему и благословение) сказал:
«Не уменьшится имущество того, кто дает милостыню». (Муслим)

Данный материал публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначен исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта shurarb.ru

  • Ильдар

    Очень тонкий анализ. Ма ша Аллах