Умар ибн Аль-Хаттаб

«Если бы после меня и был бы пророк, то это был бы ʻУмар». Пророк Мухаммад

109ʻУмар ибн аль-Хаттаб (599 – 664), ближайший сподвижник Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и да приветствует), второй праведный халиф, ставший во главе мусульманского государства в 634 году после смерти халифа Абу Бакра. ʻУмар ибн аль Хаттаб был младше пророка на 13 лет, принял ислам в 33 года, в 52 стал халифом, умер в 62 года.

Его полное имя было ʻУмар ибн аль Хаттаб ибн Нуфайль ибн Абд аль Узза ибн Кааб ибн Лува’и ибн Фихр. Его род пересекался в четвертом колене с родом Пророка (да благословит его Аллах и да приветствует), а племя пользовалось большим авторитетом у арабов, так как исторически выполняло роль посредников в решении конфликтных вопросов между племенами и улаживании разногласий. Его мать звали Хинтама ибнт Хашим.

Кунья ʻУмара – Абу Хафс (отец Хафса), а прозвище, которое дал ему Пророк  (да благословит его Аллах и да приветствует) – Фарук (различающий). Будучи халифом арабского халифата, ʻУмар ибн аль-Хаттаб носил титул «амир аль-муʻминина» (повелитель правоверных)

Умар выделялся среди своих соплеменников высоким ростом. Он был мощным, мускулистым и в толпе его можно было сразу увидеть. Как до принятия ислама, так и после ʻУмар был жёстким и требовательным. Источники сообщают, что он отличался светлой кожей и красивым лицом, имел большие усы.  Походка ʻУмара была быстрой, голос — очень громким. Он был человеком необычайно энергичным, властным и очень вспыльчивым.

У него было несколько жен и много детей. Первые три жены были еще до принятия ислама; когда он узнал о ниспослании аята, указывающего, что не следует жениться на неверных, ʻУмар собрал своих жен и предложил им принять ислам. Когда же те отказались, всем дал развод! С такой скоростью его сердце отзывалось на указания Аллаха и Его Пророка (да благословит его Аллах и да приветствует).

Из его сыновей наиболее выдающейся личностью был ʻАбдуллах, принявший ислам на год раньше своего отца и ставший впоследствии известным ученым.

Передают также, что ʻАбдуллах необычайно походил на Пророка (да благословит его Аллах и да приветствует) манерами, поведением и нравом. Других сыновей звали ʻАсым, а трое носили одинаковые имена- ʻАбдурахман (они были рождены от разных жен). Его дочери Хафсе суждено было стать женой Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует) и матерью правоверных, другую дочь звали Фатима. Последней женой ʻУмара стала Умм Кульсум, дочь ʻАли ибн Абу Талиба и Фатимы, внучка Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует).

ʻУмар был одним из тех, кто всеми силами боролся с исламом. Однажды Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует) обратился к Аллаху с мольбой: «О, Аллах, укрепи Ислам тем из двоих, кого ты больше любишь: ʻУмаром ибн аль Хаттабом или Абу Джахлем ибн Хашимом!». 

Умар принимает Ислам
Это произошло в шестом году от начала пророчества. Однажды он зашёл за покров Каʻбы. В это время Пророк (да благословит его Аллах и да приветствует) начал читать аяты суры «Судный день». ʻУмар, слушая, подумал: «Клянусь Аллахом, он – поэт, как и говорят курайшиты!» Когда Пророк (да благословит его Аллах и да приветствует) прочитал слова Аллаха: «…поистине, это – слова благородного посланника, а не слова поэта: мало вы веруете!», и ʻУмар сказал себе: «Он – прорицатель!», но после этого Пророк (да благословит его Аллах и да приветствует) прочитал: «И (это) не слова прорицателя: мало вы поучаетесь! Это – ниспослание от Господа миров, а если он приписал Нам что-нибудь несообразное, то Мы непременно схватили бы его за правую руку, после чего непременно перерезали бы ему аорту, и не нашлось бы из вас удерживающих! Поистине, он – наставление для богобоязненных, и, поистине, знаем Мы, что есть из вас отвергающие (его), и, поистине, (станет) он горем для неверных и, поистине, он- несомненная истина, так славь же имя твоего Великого Господа!» (69:42-52). Впоследствии ʻУмар говорил: «И тогда ислам проник в моё сердце».

Однако невежество, слепая приверженность традициям и гордыня были пока сильнее истины, которая уже стучалась в его сердце, и он продолжал преследовать мусульман, не обращая внимания на те чувства, которые таились в глуибне его души.

Умм ʻАбдаллах ибнт Абу Хасма рассказывала: «Клянусь Аллахом, мы собрались переехать на землю Эфиопии. ʻАмир ушел за какими-то нашими вещами. И вот пришел ʻУмар ибн аль-Хаттаб и встал надо мной. Он еще тогда был язычником. Мы встречали с его стороны самые сильные, самые мучительные испытания. Он спросил: «Уезжаете, Умм ʻАбдаллах?» Я сказала: «Да, клянусь Аллахом! Мы отправляемся на землю Аллаха. Вы нас мучили, обижали, так что мы уезжаем, пока Аллах не облегчит наше положение». Сказал: «Да сопутствует вам Аллах!» Я увидела в нем такую жалость, которую я раньше не замечала за ним. Потом ушел. Он был огорчен, как я считаю, нашим отъездом. Пришел ʻАмир с тем, за чем ходил. Я ему сказала: «О, Абу ʻАбдаллах! Если бы ты видел ʻУмара, который был только что, его жалость и печаль из-за нас». Сказал: «Ты надеешься, что он примет ислам?» Я ответила: «Да». Он сказал: «Тот, кого ты видела, не примет ислам раньше, чем его осел!» Это он сказал в отчаянии, поскольку видел его грубость и жестокость по отношению к исламу».

В племени курейш ʻУмар ибн аль Хаттаб занимал официальную должность переговорщика во времена воин, но так как войн в то время не было, то ʻУмар ибн аль Хаттаб занимался тем, что устраивал бои на рынке. Однажды курейшиты сказали ʻУмару ибн аль Хаттабу:«Мухаммад ругает наших отцов, ругает наших богов и разделяет наше племя и ты ибн аль-Хаттаб должен что-то предпринять против этого». ʻУмар опоясавшись мечом, вышел из дома для того, чтобы убить Пророка (да благословит его Аллах и да приветствует). Однако по пути встретил Саʻда ибн Абу Ваккаса, который спросил его: «Куда ты идёшь, о, ʻУмар?» Он сказал: «Я хочу убить Мухаммада!» Желая задержать его, Саʻд сказал: «А не сообщить ли тебе нечто удивительное, о, ʻУмар? Твоя сестра и твой зять – они тоже приняли эту религию!» Тогда ʻУмар бросился к своей сестре и зятю. В это время у них находился Хаббаб ибн аль-Аратт и читал им суру «Та ха». Услышав голос ʻУмара, Хаббаб спрятался в доме, а Фатима, сестра ʻУмара, прикрыла свиток. ʻУмар спросил: «Что это за бормотание я у вас слышал?» Они ответили: «Мы просто разговаривали друг с другом». Он спросил: «Может быть, вы стали вероотступниками?» В ответ его зять сказал: «О, ʻУмар, скажи, а что, если истина не в твоей религии?» Тогда ʻУмар бросился на своего зятя и стал жестоко избивать его. Сестра оттащила его от своего мужа, но он ударил и её, отчего по лицу её потекла кровь. Тогда она воскликнула: «О, ʻУмар, а что, если не в твоей религии истина?! Свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха, и свидетельствую, что Мухаммад — посланник Аллаха!»

Немного остыв и заметив, что по лицу сестры течёт кровь, ʻУмар пожалел о содеянном, устыдился и сказал: «Дайте мне свиток, который у вас есть, чтобы я прочитал его». На это сестра сказала: «Поистине, ты нечист, а касаться его могут только чистые, так иди и омойся!» И ʻУмар совершил полное омовение, а потом взял в руки свиток и прочёл: «С именем Аллаха Милостивого, Милосердного», после чего сказал: «Это благие и чистые имена». Затем он принялся читать суру «Та ха», читал, пока не дошёл до того аята, где сказано: «Поистине, Я — Аллах, нет бога, кроме Меня, так поклоняйся же Мне и твори молитву, чтобы помнить обо Мне!» — и воскликнул: «Какие прекрасные слова! Отведите меня к Мухаммаду!»

После этого ʻУмар отправился к Посланнику Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует) и постучал в дверь. Один из находившихся там людей посмотрел в щёлку, увидел опоясанного мечом ʻУмара, сообщил об этом Посланнику Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует), а потом собрал людей. Хамза, спросил их: «Что с вами?» Они ответили: «ʻУмар!» — и тогда он сказал: «А хоть бы и ʻУмар! Откройте ему дверь, и если он пришёл, стремясь к благу, мы оделим его благом» Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует), вышел к ʻУмару, взялся за края его одежды и перевязь меча, с силой притянул его к себе и сказал: «О, ʻУмар, неужели ты не прекратишь (поступать так), пока Аллах не подвергнет тебя такому же позору и наказанию, как и аль-Валида ибн аль-Мугиру?! О Аллах, вот ʻУмар ибн аль-Хаттаб! О Аллах, укрепи ислам ʻУмаром ибн аль-Хаттабом!» — после чего ʻУмар сказал: «Свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха, и что ты — посланник Аллаха!»

Сообщается, что ʻАбдуллах ибн Мас‘уд сказал: «После того как ислам принял ʻУмар, мы постоянно набирали силу». Он также сказал: «Прежде мы не могли молиться у Каʻбы, пока ислам не принял ʻУмар ибн аль-Хаттаб, а после того он сражался с многобожниками, пока те не оставили нас в покое». Он также сказал: «Принятие им ислама явилось для нас поддержкой».

Умар стал халифом
Будучи халифом, ʻУмар ибн аль-Хаттаб следовал примеру своего предшественника Абу Бакра, да будет доволен Аллах ими обоими. Когда ему принесли присягу как халифу после кончины Абу Бакра, он поднялся на минбар, восславил Аллаха и возблагодарил его, а потом сказал: «О люди, я стану взывать к Аллаху, а вы говорите «Амин». О, Аллах, поистине, я груб, сделай же так, чтобы с помощью следования истине ради Тебя и стремления к миру вечному я был мягок по отношению к тем, кто повинуется Тебе, и надели меня жёсткостью и суровостью по отношению к Твоим врагам, развратным людям и лицемерам, но не допусти, чтобы я притеснял их или преступал границы дозволенного! О,  Аллах, поистине, я скуп, сделай же так, чтобы во время испытаний я был щедрым без расточительства и излишеств и проявлял щедрость не напоказ и не ради доброй славы и чтобы я делал это ради Тебя и мира вечного! О, Аллах, надели меня смирением и сговорчивостью по отношению к верующим!»

Умар основал различные государственные учреждения (диваны). Так, например, им был основан военный диван, что примерно соответствовало современному министерству обороны, и диван хараджа, функции которого были подобны функциям министерства финансов. Он учредил общественную казну (байт аль-маль), назначил судей и писцов, ввёл летоисчисление по хиджре в качестве основы для календаря исламского государства и организовал почтовую службу.

За десятилетний период правления ʻУмара Ислам распространился далеко за пределами Аравии. Египет, Киренаика (область Ливии), Сирия, Палестина и почти вся Персия были присоединены к халифату в течение нескольких лет.. Приверженцам других религий мусульмане предоставляли полную свободу вероисповедования. ʻУмар разделил завоёванные земли на провинции и назначил управлять каждой из них наместника, получавшего из общей казны установленное содержание. Наместников он выбирал из числа тех, кто был известен своим благочестием и административными способностями, не обращая внимания на происхождение этих людей. По его приказу в завоёванных странах было основано несколько городов, например, Басра и Куфа в Ираке, Фустат в Египте и ряд других городов, каждый из которых должен был стать центром исламского государства в данном регионе. Эпоха правления ʻУмара отличалась справедливым правлением и законностью. Реальные факты его жизни ярко иллюстрируют слова Пророка (да благословит его Аллах и да приветствует), сказанные в его честь.

Во времена правления халифа ʻУмара мусульман постигла засуха. Люди начали стекаться в Медину. В казне Халифата не осталось ничего, чем можно было прокормить людей. Тогда ʻУмар написал письмо правителю Египта: «…когда ты получишь мое письмо, я хочу чтобы ты отправил караван с продовольствием, поспеши, иначе мусульмане умирают день ото дня» . Правитель Египта снарядил караван для голодающих мусульман. Часть продовольствия была доставлена по морю. Однажды, ʻУмар сел обедать и с ним рядом оказался бедуин, когда на стол положили масло бедуин удивленно взглянул на него: «Чему ты удивляешься?» – спросил бедуина ʻУмар: «Ты никогда не видел масло?». «Я уже два года не видел масла» – ответил бедуин. «Тогда это масло харам для меня, пока все его не будут есть» – сказал правитель правоверных. Халиф тот час же запретил для себя молоко, сливочное и растительное масло. Вскоре у изнуренного от недоедания ʻУмара поменялся даже цвет лица. Впоследствии один из сподвижников рассказывал: «Если бы не исчезла засуха, то мы серьезно полагали, что ʻУмар умрет из-за бремени заботы и тревоги за мусульман».

Однажды халиф ʻУмар зашел в мечеть. При виде халифа сидящие встали, выказывая почтение халифу, а в мечети наступила тишина. Разгневанный оказанными ему знаками почитания, халиф немедленно поднялся на минбар и созвал людей. Когда мусульмане собрались, он горячо заговорил: «…Я обратился к своему прошлому и вспомнил, как будучи пастухом, пас овец племени Махзум за пригоршню фиников. А если хотя бы один день я отказывался пасти их, то мой отец гонялся за мной со своей клюкой,приговаривая:«Как я буду кормить твоих теток?»

Абдурахман ибн Авф обратился к нему: «О правитель верующих, ведь ты унижаешь себя».ʻУмар ответил: «Вы заставили меня сделать это! Захотели посадить в моем сердце дерево гордыни, а я захотел вырвать его с корнем».

Если ʻУмар издавал какой-либо указ, он не мешкая собирал всю свою родню и обращался к ним с речью: «Я издал указ. Знайте, что люди смотрят на вас, как смотрят хищные птицы на падаль. Если вы нарушите мой указ, то и они нарушат, а если будете благоговеть перед ним, то и они будут питать к нему почтение. Клянусь Аллахом, если ко мне приведут одного из вас, преступившего то, что я запрещаю другим людям, то я удвою ему наказание, потому что он мой родственник! Теперь же, кто хочет пусть осмелится, а кто хочет – да воздержится».

Умар аль-Хаттаб говорил: «Мое правление подобно трем путникам, которые вверили на хранение свои средства одному из них, поручив ему их расходование на свои нужды. Так имеет ли он право присвоить себе что-либо?», «я подобен опекуну сироты: если он богат, то из добра сироты награды за услуги не берет, а если беден – то берет только лишь в необходимой мере».

Умар отправил письмо Мусе аль-Ашари, наместнику Басры, следующего содержания:«…Поистине, самые счастливые «подданные Аллаха» – это те, кто осчастливил своих подданных. Не уклоняйся от истины, иначе впадешь в заблуждение и ты станешь пред Аллахом подобно животному, которое нашло сочное пастбище и стало привольно пастись, желая обрести тучность. Но, ведь именно тучность и стало причиной его погибели! Мир тебе».

Умар имел обыкновение, закрыв одеждой лицо, чтобы не быть узнанным, обходить в одиночку своих подданных, чтобы иметь объективное представление о состоянии их дел. В одном из таких обходов, халиф заметил дряхлую старуху и, поздоровавшись, спросил:
– Как правит ʻУмар?
– Да не воздаст ему Аллах за меня добром!
– Почему?! – воскликнул пораженный ʻУмар.
– Да потому что, клянусь Аллахом, с тех пор как он стал править, мы не получили от него ни дирхема, ни динара.
– Но откуда знать ʻУмару о твоем состоянии, – удивленно спросил халиф.
– Боже мой! – заворчала старушка, – клянусь Аллахом, я не полагала, что кто-то может править людьми и не знать, что творится с ними на востоке и западе.
При этих словах глаза халифа наполнились слезами и он произнес: «Все умнее тебя и даже старухи, о ʻУмар!» Потом он обратился к ней:
– О раба Аллаха, почем ты продашь мне свою обиду на ʻУмара? Я хочу избавить его от ада.
– Не издевайся надо мной, да смилуется над тобой Аллах, – запричитала старуха.
– Я и не издеваюсь, – возразил халиф. И он продолжал настойчиво уговаривать ее, пока все-таки не купил у нее обиду за двадцать пять золотых динаров. В это время к ним подошли ʻАли ибн Абу Талиб и ʻАбдуллах ибн Масʻуд и обратились с приветствием: «Мир тебе, о повелитель правоверных». Старушка ошарашено взглянула на ʻУмара и, схватившись за голову, промолвила: «Какой позор! Неужели я бранила в лицо повелителя верующих?!»Халиф успокоил ее: «Не бойся! Да помилует тебя Аллах!» После этого халиф стал искать кусочек кожи, и не найдя, отрезал кусочек своей одежды, где начертал: «Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного. Эту обиду купил ʻУмар у сей женщины в день (такой-то) со времени его правления. В день Воскресенья, когда ʻУмар предстанет пред Всевышним Аллахом, она обязуется не выступать с обвинениями, ибо ʻУмар уже невиновен. Свидетелями выступили: ʻАли ибн Абу Талиб и ʻАбдуллах ибн Масуд».

Вернувшись домой, ʻУмар вручил составленное письмо своему сыну, и промолвил: «Когда я умру, вложите его в мою руку. С ним я встречу моего Господа…».

Беседуя с ʻУмаром, один человек воскликнул: «Побойся Аллаха!» Один из присутствующих гневно обратился к нему: «Как ты смеешь говорить повелителю верующих: побойся Аллаха?!» ʻУмар возразил ему: «Оставь его, пусть говорит. Нет в вас добра, если вы не говорите нам это, и нет в нас добра, если мы не воспринимаем это от вас».

Придя однажды домой, ʻУмар попросил свою жену принести ему еду. Увидев, что жена поднесла ему тарелку со сладостями, он спросил:
– Откуда это тебе?
– Каждый день, – отвечала жена халифа, – из тех продуктов, что были у нас я откладывала про запас муку, масло и мед, пока не накопилось достаточно для того, чтобы я приготовила эти сладости.
– А уменьшилось, что-либо из наших продуктов, когда ты откладывала из них.
– Нет, – ответила жена.
– Тогда, – сказал ʻУмар, – это излишки. Мы не имеем право кушать это. Иди и верни эти излишки в Байту аль-Маль (казну халифата).

Когда персидского полководца Хормазана, попавшего в плен, привели к ʻУмару в Медину, халифа не застали дома. Мусульманин, на чье попечение был оставлен пленный полководец, отправился вместе с Хормазаном на поиски халифа. Вскоре они дошли до того места, где должен был находиться ʻУмар и случайно наткнулись на человека, который мирно спал под деревом, подложив свой плащ под голову. Это был халиф. Ошеломленный перс не верил своим глазам: неужели это тот самый великий ʻУмар, потрясший великую Персию и Византию. Придя в себя, он промолвил: «Вот он – счастливый правитель: ты был справедлив, а поэтому ты чувствуешь безопасность и поэтому ты заснул. Я служил четырем царям Персии, но ни к одному из них я не испытал подобного чувства почтения, которое я ощутил перед хозяином этого плаща».

В ноябре 644 во время утреннего намаза в мечети персидский раб Фируз, по прозвищу Абу Лула, нанес ʻУмару шесть тяжелых ножевых ранений. Причиной убийства стал отказ ʻУмара как-то реагировать на жалобы Абу Лула на его хозяина. По другой версии, причиной была решительная политика ʻУмара в отношении Персии, которая была полностью разгромлена армиями арабского халифата. Когда ʻУмару сказали, что ранения нанёс огнепоклонник Абу Лула, ʻУмар сказал: «Хвала Аллаху, который сделал мою смерть не от рук человека, исповедующего ислам!». После этого ʻАбдуррахман ибн Ауф быстро закончил утреннюю молитву, а истекающего кровью ʻУмара перенесли в его дом. ʻУмар скончался через три дня, 7 ноября 644 года. Умирая, он назначил совет, который должен был избрать нового халифа. Одним из его последних указаний было наставление будущему халифу не смещать назначенных им наместников провинций в течение года.

Перед смертью он прошептал: «…Клянусь Аллахом, я старался изо всех сил… Если я избавлюсь от ада, и не получу ни наказания, ни награды, то я уже буду счастлив». Его сын ʻАбдуллах ибн ʻУмар обмыл тело отца, завернул тело в саван и провёл заупокойную молитву, после чего ʻУмар был похоронен рядом с Пророком (да благословит его Аллах и да приветствует) и Абу Бакром. Его правление продолжалось десять с половиной лет, и да воздаст ему Аллах благом.

На совете (шура) из шести старейших сподвижников Мухаммада, в составе: Усмана ибн Аффана, Али ибн Абу Талиба, Тальхи ибн Убайдуллы, аз-Зубайра ибн аль-Аввама, Абдуррахмана ибн Ауфа и Саада ибн Абу Ваккаса третьим праведным халифом был избран ʻУсман ибн Аффан.

Мир вам и милость Всевышнего.
Поддержите наш сайт посильной помощью!

Пророк (мир ему и благословение) сказал:
«Не уменьшится имущество того, кто дает милостыню». (Муслим)

Данный материал публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначен исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта shurarb.ru

  • Роман Ахмадуллин

    Хвала Аллаху! Как же прекрасны были поступки этого праведного халифа..
    Сколько же мудрости в каждом из его поступков..